часы на сайт
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Литературный уголок » Эпизоды » *ВПР*||Окрестности (Автовский контрольный сектор)
*ВПР*||Окрестности
toxДата: Суббота, 15.09.2018, 00:57 | Сообщение # 1
Сообщений: 2284
Репутация: 1310
Награды: 3
Статус: Offline

Охотничьи угодья сектора. Бродячие собаки и… бандиты, упражняющиеся в стрельбе по человеческой мишени. Иногда встречаются летуны - крылатые мутанты, напоминающие летучих мышей.




- Ты в комнате, видишь на полу люк.
- Я осмотрюсь.
- Э... ты видишь дверь и э... окна.
- Я подойду к двери и дерну за ручку.
- Она э... дверь закрыта.
- Я подойду к окну и посмотрю что там.
- Окна грязные, ты ничего не видишь.
- Ладно, б*ть, я полезу в люк.
© Драгомир.
Анкета Тернового
__
So you can give your heart to Jesus, but your ass belongs to the Corps! ©
 
JaysonДата: Среда, 03.10.2018, 04:04 | Сообщение # 2
Сообщений: 13
Репутация: 59
Награды: 1
Статус: Offline
Холодно. Нет, не так. ОЧЕНЬ холодно. Саныч, идущий во главе небольшой группы мародеров, уже практически не чувствовал лица, однако мерзко на душе было не поэтому.
- Сан Саныч, ног не чувствую, передохнуть надо. - произнес недалеко за спиной Саныча парень по имени Стёпка. Ему было чуть больше девятнадцати. До катастрофы он был студентом в одном из местных университетов. Юристом хотел стать, вроде.
- Мы почти пришли, потерпи, Стёп. - отозвался третий член группы, мужик слегка за тридцать по прозвищу Курган. Своего настоящего имени Курган никогда никому не называл, почему - неизвестно. Впрочем у него наверняка были на то свои причины.
- Курган прав, осталось метров триста, может меньше. Этот е***ый бордель разместился в здании какого-то фитнес-клуба. - ответил Саныч, закрыв лицо рукой от ледяного ветра.
- Какого-то? Саныч, ты не знаешь куда мы идем? - не успокаивался Стёпка.
- А я что, похож на того, кто до катастрофы попу на шаре качал? - прорычал Саныч сквозь зубы. Ветер был настолько холодный, что при разговоре можно было отморозить язык.
- Не похож. - Резонно заметил Стёпка.
- И слава богу. Я только знаю, что этот клуб был где-то здесь.

Вы, наверно, могли подумать, что Сан Саныч решил на старости лет прогуляться по бабам? Седина в бороду, бес в ребро? Возможно в другой обстановке и других обстоятельствах, Саныч мог бы позволить себе такой отдых, но только не теперь, не сейчас. Не тогда, когда от него зависят жизни десятков ни в чем не повинных людей. И не с ними. Не с этими оголодавшими на морозе девчонками, которых хозяин борделя, получивший в народе погоняло Качок, посадил на цепи в своем сраном клубе. Качок, по утверждениям местных, до катастрофы был тренером в этом самом клубе и уже тогда был большим любителем потискать задницы своих молодых подопечных, но когда все это произошло, рухнула система, никакая полиция больше не могла никого защитить и наступил этот чертов ледяной Апокалипсис, ему совсем сорвало крышу. Он сколотил банду из таких же имбицилов как и он сам, они где-то (впрочем чего греха таить, у той же полиции) нашли солидную гору оружия и взялись рэкетировать местное население, парней и мужчин либо заставляли работать на себя, либо просто убивали, а девушек и женщин, неспособных платить за "защиту", Качок и его банда сажали на цепь в своем клубе и продавали их сексуальные услуги всем кому приспичило, а приспичило многим. Все бы ничего, кого в такие времена удивишь проституцией за еду, но Качок переплюнул всех. Он стал похищать девочек и продавать их услуги. И ведь, что самое мерзкое, нашелся спрос. Говорят, самой младшей в его "особом" списке нет даже одиннадцати лет. Лишь от одной мысли о подобном Саныча выворачивало наизнанку. Тяжела жизнь старого моралиста, когда вокруг творится черти знает что. И хотя Санычу вся эта ситуация была глубоко противна, а самого Качка и его банду он презирал и ненавидел всем сердцем, вмешаться в эту ситуацию его заставили далеко не рыцарские честь, доблесть и достоинство. Вопреки общей договоренности, Качок нарушил первое и самое, САМОЕ незыблемое правило. Нет, это правило не про детскую проституцию, увы. Это правило про то, что нельзя беспокоить вояк. Примерно за неделю до текущих событий, бесследно пропала несовершеннолетняя дочь начальника одного их блокпостов на севере за пределами города, где у Саныча и его небольшой группировки в двадцать с копейками человек находится основная база, старый полуразрушенный монастырь. Как не тяжело догадаться, Саныч был не один такой находчивый, кто понял, что из города нужно валить, потому в округе монастыря водилось еще несколько различных группировок примерно такой же численности. Кроме них, там расположился важный военный блокпост, контролирующий сразу несколько дорог на север от города, и небольшой военный городок при нем. Незадолго после катастрофы и установления какого-никакого порядка, общим решением всех группировок был строжайший запрет на любые агрессивные действия в отношении военных, поскольку за подобную фигню те карали жестко и неразборчиво, от чего некоторые особо агрессивные группы быстро перестали существовать. Нападение на военных расценивается остальными группировками как акт беспредела и жестоко коллективно карается. Такие условия устраивали военных, которым не приходилось самим марать руки, и остужали большинство буйных голов, ведь одно дело неведомые военные, которые еще непонятно когда придут мстить, другое дело когда тебя прирежут собственные соседи во сне. Так вот, почти неделю назад произошло нарушение этого самого договора, какая-то группа идиотов напала на военный караван, шедший из приблокпостового полевого городка в Питер за припасами. В том караване были не только военные, но и кое-кто из их семей, все таки солдат на все работы не хватает и потому приходится привлекать гражданских. По какой-то нелепой случайности в том караване была дочь начальника того блокпоста, вроде бы ее зовут Настя, ей шестнадцать. Несколько солдат было убито, караван разграблен, а шедшие в караване женщины пропали безвести. Разумеется, когда военные обнаружили пропажу, они пришли разбираться к Санычу, как к признанному местными бандами авторитету. Сказать, что разговор был серьезный, значит не сказать ничего, кровавой бойни удалось избежать только чудом и молитвами самого Саныча. Саныч, разумеется, был не при чем и был уверен, что никто из местных так же не стал бы нарушать договор, благодаря которому они могут жить. Даже военным было очевидно, что сработал кто-то из залетных, городские иногда выбираются загород "поохотиться", как это принято называть. Но начальник блокпоста поставил жесткий ультиматум - либо Саныч возвращает его дочь и инцидент будет забыт, а тела мертвых солдат он так и быть спишет на боевые потери, либо военные раз и навсегда положат конец их маленькой автономии, а заодно самолично перережут всех нарушителей комендантского режима по эту сторону Питера. Выбор как говорится был не велик, и потому Саныч отправился в путь, чтобы найти похитителя и вернуть начальнику блокпоста его дочь. Расследование началось довольно быстро, Саныч обошел все северные банды, благо многие из них уважали его за былые заслуги, и, как и ожидалось, ничего не нашел. След вел в город, с местными бандами у северян контактов практически не было, и если на севере царил относительный мир, то в самом городе была натуральная зона боевых действий. Пообщавшись с местными, Саныч и узнал про этот злополучный фитнес-клуб и про его владельца, любителя несовершеннолетних девочек. Кто-то видел, как в клуб заносили пару девчонок, одна из которых по описанию походила на ту самую пропавшую дочь начальника. Саныч сомневался, что у Качка хватило бы духу напасть на военный караван и потому он скорее всего у кого-то ее перекупил, однако это лишь расширяло список тех, с кем Сан Санычу предстояло разобраться. И теперь Саныч был обязан узнать, та ли это девчонка и в случае чего вытащить ее, даже если для этого придется пролить кровь. Планов освобождения у Саныча было целых три: первый и основной - убедить Качка отдать девчонку миром, такое было бы реально, если бы Качок боялся гнева военных. Второй, более известный как запасной - торговля. Саныч нес при себе запас медикаментов, консервов и всяких прочих апокалиптических ценностей, собранных северными бандами в качестве возможного выкупа. Этот вариант конечно рассматривался, но возвращать долги Санычу бы очень не хотелось, потому план был второстепенным. И третий, самый-самый резервный - открытый конфликт. Северные банды заявили, что по первому слову Саныча предоставят людей и совместными усилиями отобьют девчонку, если Качок пойдет в отказ, поскольку жить им хочется больше, чем дружить с городскими. Этот вариант был самым нежелательным, поскольку фактически являлся обьявлением войны городским бандам, среди которых Качок, как бы это не было удивительно, считался довольно значимой персоной, хоть и редкостным козлом.

- Кажись, пришли. - с тяжелым придыханием сказал Саныч, когда на горизонте показалось здание с развалившейся от холода ядовито-розовой вывеской "Фитнес-клуб".

ГМ: Опиши обстановку, сам клуб, охрану и всякое такое.


Анкета
Всем моим друзьям гореть в аду


Сообщение отредактировал Jayson - Среда, 03.10.2018, 05:22
 
toxДата: Суббота, 06.10.2018, 14:34 | Сообщение # 3
Сообщений: 2284
Репутация: 1310
Награды: 3
Статус: Offline
Jayson,

Располагавшееся недалеко от метро «Проспект Ветеранов», северных владений Автовского сектора, здание когда-то принадлежало знаменитому «Газпрому», чьё большое начальство уехало в неизвестном направлении как только Питер постигла Катастрофа. Увы, но табличку «физкультурно-оздоровительного клуба Газпрома», заменило название современного, подсвеченного ядовитым неоном. Откуда бралось электричество заправитель заведения не скажет сам. Два несчастных генератора не смогут долго обеспечивать почти круглосуточной работы вывески и помещений. «Данное богом», вот что, мерзко щерясь, иногда отвечал Качок.
Некогда белоснежная, смешанная с синим облицовка со временем осыпалась, и, посерев, заиндевела, припорошилась налипшим снегом. Да и само двухэтажное здание, с вынесенным вперёд центральным фасадом и расправленными в стороны «крыльями», утопало в сугробах, высота самого рослого из которых добиралась аж до второго, почти последнего, этажа. Из крыши в центре торчали антенны и спутниковые тарелки, а также хорошо видна была укрытая белой маскировочной сетью хорошо оборудованная стрелковая позиция. Впрочем, любая позиция, что сверху, была в этом мире хороша ровно до того момента, пока не прилетали твари с крыльями, какие в этом районе, по слухам, редкостью не были.
Постройка огораживалась сеткой-рабицей, с обеих сторон её подпирал различный мусор. Несколько костров, разведённых по углам этого «защитного» периметра указывали на места расположения охраны – на тёплых насиженных местах, под кустарными козырьками из жестяных листов, сидело по трое охранников. Ещё двое, в момент прибытия группы Саныча, вооружившись обрезами ружей, и, кутаясь в тёплую одежду, проходили по территории, совершая обход.
А изнутри клуба долбила по ушам музыка. Когда-то эти песни были хитами, напоминали местным про былые времена, когда всё хорошо и не надо вставать на скользкий путь криминала.
Обходчики остановились, один поднял оружие, второй – фонарь, светя в лица группе. Дни стали короче, ночи наоборот, посему темнело немного раньше обычного. И сейчас сумерки стремительно сгущались.
- Кто такие? – резко спросил один из охранников, тот, который был вооружён обрезом. Во второй руке блеснул тревожный свисток. А, двуногие. Ну ходь сюда, Тимур, Качку сообщи о гостях. – и добавил как-то смущённо. – Быстрей там давайте, тут в темноте шариться кто-то начинает.
Пока Тимур с мешками под глазами, уныло бубнил в рацию про пришельцев, Саныч почему-то подумал, что не смахивают эти двое на отморозков. Слишком уж… культурные? Напарник Тимура так вообще интеллигент – худощавый, с низко посаженными глазами, которые прикрывали узенькие очки с толстыми стёклами. Одежда смотрелась на нём не абы как, а очень аккуратно. Шарфик повязан, тёплое пальто на все пуговки застёгнуто, а шнурки высоких ботинок выправлены наружу, а не заправлены в берцы.
- Проходите, - зевнув, сказал Тимур. Не приказал, а именно сказал, обычно так, буднично.

На входе всю группу обыскали, приказав сдать всё оружие, включая ножи. Половина здания была погружена в темноту, кое-где одиноко горели лампы аварийного освещения, перекрашенные в желтовато-кровяной оттенок. Дозорные ходили и матерились в темноте, светили друг другу в лица фонарями. Пахло вонючими носками, потом и спиртным. Последним разило особенно ярко.
[случайное событие]
Вдруг послышался ор, смешанный с изысканными ругательствами, и звук удара.
- Я тебе дам, паскуда! – кричал кто-то на входе. – Ссука такая!
Кто-то из людей Саныча не захотел расставаться с оружием. Завязалась драка.



- Ты в комнате, видишь на полу люк.
- Я осмотрюсь.
- Э... ты видишь дверь и э... окна.
- Я подойду к двери и дерну за ручку.
- Она э... дверь закрыта.
- Я подойду к окну и посмотрю что там.
- Окна грязные, ты ничего не видишь.
- Ладно, б*ть, я полезу в люк.
© Драгомир.
Анкета Тернового
__
So you can give your heart to Jesus, but your ass belongs to the Corps! ©
 
Форум » Литературный уголок » Эпизоды » *ВПР*||Окрестности (Автовский контрольный сектор)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Мини-чат