часы на сайт
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » Литературный уголок » Эпизоды » *ВПР*||Здание Администрации (Кировская контрольная зона)
*ВПР*||Здание Администрации
toxДата: Суббота, 15.09.2018, 00:57 | Сообщение # 1
Сообщений: 2284
Репутация: 1310
Награды: 3
Статус: Offline

Четырёхэтажное здание бывшей Администрации с башней, здесь до сих пор заседает Сенат района. Тесно граничит с заброшенной станцией метро «Нарвская», наполовину разрушенной.




- Ты в комнате, видишь на полу люк.
- Я осмотрюсь.
- Э... ты видишь дверь и э... окна.
- Я подойду к двери и дерну за ручку.
- Она э... дверь закрыта.
- Я подойду к окну и посмотрю что там.
- Окна грязные, ты ничего не видишь.
- Ладно, б*ть, я полезу в люк.
© Драгомир.
Анкета Тернового
__
So you can give your heart to Jesus, but your ass belongs to the Corps! ©
 
КрузовичДата: Воскресенье, 23.09.2018, 19:40 | Сообщение # 2
Сообщений: 119
Репутация: 102
Награды: 0
Статус: Offline
Здание Администрации занимало второе место по важности после завода. Дополнительно огражденное сетчатым забором с колючей проволокой, четырехэтажная постройка служила местом заседания и одновременно жильем для Сената, состоящего из бывших политиканов и крупных бизнесменов. Неподалеку также находилась заброшенная станция метро, но тамошние положения дел мне не известны. Должен признать, охраны здесь было вдвое больше, чем во всех районах Кировской зоны. Чтобы пройти непосредственно в само здание, человек должен был преодолеть КПП. Нелегальное проникновения пресекалось патрулями, рыскавшими вокруг сетки периметра. Да и внутри на каждом этаже стояло минимум три вертухая. Политикам как-то надо сохранять свою политическую неприкосновенность, да. Честно говоря, имея дюжину опытных бойцов и малый комплект инструментов по взлому, местную мэрию и всех находящихся внутри людей можно захватить минут за двадцать. Но, да, какая-никакая защита здесь все же есть, что отпугивает всякую шелупонь и падаль. Бойцы на КПП заприметили меня еще издалека, их выдала некоторая оживленность тел. Проблем со входом у меня не должно возникнуть. Медленно подошел к шлагбауму и, опережая дальнейшие расспросы, вытянул нож из-за пояса, протянув рукояткой в сторону охранников. Местная дружина была вооружена посолиднее, в отличии от патрульных близ завода: на плечах висели "калаши" 74-го года и их укороченные версии. Туловище закрывал обычный гражданский бронежилет, который может защитить разве что от пистолетной пули. Униформа отличалась синим цветом. Румяные лица молодых людей были хмуры, на них читалось равнодушие и тоска, что ли.
— Мне к Борису Анатольевичу. Передайте, что Влад Черных пришел, он знает
— Документы?- недоверчиво вопросил один из солдат.
Я хотел было гневно возразить, но словесной перепалке воспрепятствовал командир, Лейтенант Гунин, возникший своей могучей фигурой на пороге будки охраны. Я являюсь частым гостем в Администрации, к тому же Гунин был осведомлен о моих регулярных деловых встречах с Борисом Анатольевичем. Мы молча обменялись взглядами, он кивнул и дал отмашку своим людям. Мой нож успешно конфисковали на время встречи и я, в сопровождении двух автоматчиков, отправился в здание. В последний момент ветер еще раз усилился, поднимая снежные вихри на земле. Я понадеялся, что вьюги сегодня не будет.
Мы прошли через пустующее фойе, миновали дневального, поднялись по обшарпанной лестнице на третий этаж. Большинство офисов были еще по совместительству квартирами для "сенаторов" и их семей, что редко покидали пределы Администрации. Из некоторых дверей доносились разговоры и горел свет, пару раз я даже слышал музыку и шипение чайника. Был тут где-то и зал заседаний, но туда мне еще не довелось попасть. В конце концов я и мои временные попутчики дошли до нужной двери. Та резко распахнулась, я не успел даже дотянуться до ручки. Из комнаты с гневной мордочкой вышла красивая женщина (я ее не знаю), бесцеремонно оттолкнула меня, растолкала локтями охрану и скрылась в неизвестном направлении. Бойцы пожали плечами, но с места не сдвинулись, видимо, будут сторожить, пока у меня проводится аудиенция с высоко уполномоченным лицом. Меня приглашать не пришлось, я вошел внутрь. Офис был средних размеров, одна часть была огорожена занавесками — личные покои, которых я, кстати, никогда не видел. За столом восседал тучный Борис Анатольевич, нисколько не смущенный и не встревоженный прошедшей беседой с дамой на высоких тонах. Попивая какую-то дымящуюся бурду из железной кружки, он что-то записывал ручкой в журнал. Я осмотрел остальную часть комнаты, в которой, впрочем, ничего не было, кроме металлического черного сейфа и карты Санкт-Петербурга за спиной Бориса Анатольевича. Хоть некоторые его коллеги с недоверием и скепсисом смотрели на наше сотрудничество, это не помешало мне выполнять для него поручения разной важности на протяжении года. Конечно, он тот еще хитрый боров, но это единственный потенциальный и лояльный союзник для меня во всем Питере.
Наконец политический деятель заметил мое присутствие, жестом предлагая присесть. Предложение принял, и через момент расстояние между нам не превышало метр.
— Борис Анатольевич, пора закончить наш давний разговор. Мне нужна машина на ходу, забитая под завязку топливом. Наше сотрудничество было плодотворным, и я надеюсь, что вы примите это во внимание.
Его отказ повлечет мое дальнейшее смятение и незнание, что делать. Транспорт в Питере несложно встретить. Сложнее им овладеть и уехать целым. Больше всего техники находится у военных, но она недоступна для гражданских. Далее по количеству лидируют мародеры Автовского сектора, но тут либо покупать (а ты скорее словишь пулю в попытках договориться с этими олигофренами), либо воровать у воров. Как далеко я готов зайти, чтобы заполучить нужное?


Сообщение отредактировал Крузович - Понедельник, 24.09.2018, 15:11
 
toxДата: Среда, 26.09.2018, 00:54 | Сообщение # 3
Сообщений: 2284
Репутация: 1310
Награды: 3
Статус: Offline
Крузович,

Борис Анатольевич потянул носом промозглый воздух, поёжился.
- Ну чего ты хочешь, Влад? У меня сейчас «Пётр первый» приедет, будет транспорт отжимать для нужд военных. А ты хочешь целую тару бензина и машину.
«Петром первым» в Кировской зоне называли Морской Корпус Петра Великого, основную военную силу на Васильевском остроге. Ни для кого не секрет, что они, в сотрудничестве с «Калининскими», охотно пользовались благами гражданского народа. Изымали металл, транспорт, соляру, дизель, шкуры и шубы. В ответ, конечно, они отдавали патроны, оружие и провизию, но большинство обитателей было уверено, что бартер-то не равноценный. И всё равно молчали – наверное потому, что неповиновение наказывалось Сенатом. Ссылка, расстрел, голодная смерть. Да в общем-то всё, что угодно.
- Давай, Влад, таким образом поступим, - снова заговорил Борис. – Оружие дам. Боеприпасов. Провизию и снегоступы. С транспортом накладочка вышла.




- Ты в комнате, видишь на полу люк.
- Я осмотрюсь.
- Э... ты видишь дверь и э... окна.
- Я подойду к двери и дерну за ручку.
- Она э... дверь закрыта.
- Я подойду к окну и посмотрю что там.
- Окна грязные, ты ничего не видишь.
- Ладно, б*ть, я полезу в люк.
© Драгомир.
Анкета Тернового
__
So you can give your heart to Jesus, but your ass belongs to the Corps! ©
 
КрузовичДата: Среда, 26.09.2018, 21:55 | Сообщение # 4
Сообщений: 119
Репутация: 102
Награды: 0
Статус: Offline
Отказ заставил меня громко вздохнуть. Я повернул голову влево, к окну. Снаружи снежная буря начала набирать обороты, через полчаса-час температура упадет до критических показателей. В памяти всплывают моменты, когда мне приходилось переживать собачий холод. Сначала чувствуешь, как кровь замораживается прямо у тебя в жилах. Далее твое сознание ускользает все дальше и дальше, теряешь связь с реальностью, начинаешь бредить и видеть галлюцинации. После глюков ты ощущаешь, как горишь заживо. Ну, а что потом... К счастью, до последнего этапа - смерти - я не дотянул, если бы не она...
Резко осознал, что слишком углубился в мысли. Отпрянул глаза от окна, мозг стал обрабатывать первоочередные вопросы.
— Возьму всё, -нагнулся ближе к собеседник и вполголоса, почти шепотом, произнес, — Но только дайте наводку на того, кто может. Это очень важно
Объяснять ему, что сейчас всем жителям города грозит большая опасность, я не собирался. Не поверит, не послушает, сочтет сумасшедшим. Да и где для этих людей будет безопаснее? Ладно я один, меня ничего не держит, мой хладный труп никто оплакивать не будет, но тут столько семей, столько слабых и беззащитных, столько невинных душ. Они либо умрут в этих стенах, либо там, разницы большой нет. Жаль, очень жаль.


Сообщение отредактировал Крузович - Среда, 26.09.2018, 21:56
 
toxДата: Пятница, 28.09.2018, 18:43 | Сообщение # 5
Сообщений: 2284
Репутация: 1310
Награды: 3
Статус: Offline
Крузович,

- Добро, - Борис кивнул. По его глазам было видно, что глава Администрации, а ныне и всего Сената – успокоился, ведь Влад не собирается распинать тут всё и вся от злости. – Я распоряжусь, дам ориентировку на человека.
Когда-то в прошлом, Борис Анатольевич работал оперуполномоченным в полиции, в звании майора. Поэтому связей осталось достаточно, чтобы даже в такое суровое время делать свою жизнь более-менее стабильной.
Борису было 52 года, когда при Катастрофе, от лап каких-то человекоподобных тварей, погибли его жена и дочь. Обе умерли буквально на его руках, истерзанные, истекающие кровью.

Метель усиливалась. В глаза било снежное крошево, ледяные снежинки с силой хлестали по лицу, били по глазам, норовили рассечь покрасневшую от холода кожу. Памятник Кирову, стоящий всего метрах в сорока через дорогу, был теперь едва виден в снежной пелене. Серое небо потемнело, в густых облаках заклубилась алая дымка – предшественник Волны.
Со времён Катастрофы прошло три года, и петербуржцы сумели изучить и даже приспособиться к некоторым аномальным явлениям. К примеру, таким как Волна. Её разрушительная энергия пагубно (а чаще всего летально) действовала на нервную систему, парализовывала суставы и мышцы. А последующая на небе яркая вспышка мгновенно ослепляла, выжигая сетчатку глаз. Поскольку такой вещи как Интернет уже не существовало, - а если Всемирная паутина и осталась, то уж точно не на руках у гражданских лиц, - то жителям бывшего Ленинграда было невдомёк, что почти точно такая же энергетическая, ментальная волна, прокатывалась и по территории соседней Украины. Только вот называли её там на сленге сталкеров Чернобыльской Зоны Отчуждения: Выбросом.
После Волны, запрещалось выходить на улицу ещё несколько часов – температура воздуха могла понизиться до сорока или ниже градусов по Цельсию, а могла запросто подняться до аналогичной цифры по плюсовой шкале. И тогда начинали таять ледники на Неве, уровень воды поднимался до критических отметок, и она заливала собой улицы и проспекты. Однако уже через некоторое время температура восстанавливалась до стабильного минуса.
Черных получил свою ориентировку: владеющий транспортом человек проживал к Калининской контрольной зоне. Отсюда до «Крестов» часа четыре ходу, но погода и возможные опасности на нерегулируемых частях районов могли растянуть путешествие до восьми и больше часов. Плюс возможность Волны…
Мимо, в сторону выезда из контрольной зоны, медленно проехала колонна из четырёх грузовиков. Их тентованные борта были помечены синим крестом на белом фоне – знаком флота Бывшей Российской Федерации. Ныне флот разделился на несколько частей. И те, которые рассекали на машинах в данный момент, принадлежали к подразделению Морского Корпуса Петра I, базировавшегося на Василеостровском остроге.
Тент последнего грузовика был приоткрыт, оттуда выглядывали хмурые люди в чёрных бушлатах. Лица плотно обтянуты кашне, глаза некоторых и вовсе прикрывают широкие тёмные очки.
Колонна остановилась у памятника – там, где начинался загороженный заборами и баррикадами северный пост, и кончались регулируемые владения Кировской зоны. На горизонте небо багровело всё больше.
Сейчас Влад сжимал в руках увесистый обрез, подаренный ему Борисом. Новая тёплая одежда, ставшее редким термобельё, а также автомат Калашникова за спиной - главный аргумент против тварей на улицах. Несколько сухпайков отдали Черныху ещё при перегрузке в машины Флота - Борис Анатольевич, как был, в свитере, выскочил на улицу, дал застуженным голосом команду, и три пачки перекочевали в вещмешок. Туда же ушла пачка дефицитной крупы и по шесть пачек патрон для ружья и автомата.
К вещмешку хитрыми узлами были приторочены снегоступы - конечно, сделанные кем-то вручную, но от того не менее крепкие, да и выглядели надёжно.



- Ты в комнате, видишь на полу люк.
- Я осмотрюсь.
- Э... ты видишь дверь и э... окна.
- Я подойду к двери и дерну за ручку.
- Она э... дверь закрыта.
- Я подойду к окну и посмотрю что там.
- Окна грязные, ты ничего не видишь.
- Ладно, б*ть, я полезу в люк.
© Драгомир.
Анкета Тернового
__
So you can give your heart to Jesus, but your ass belongs to the Corps! ©
 
КрузовичДата: Пятница, 09.11.2018, 17:36 | Сообщение # 6
Сообщений: 119
Репутация: 102
Награды: 0
Статус: Offline
Подгон снаряги депутат сделал мне кошерный, не обидел ничем. По местным меркам я и так неплохо был одет, а с этой фирменной одеждой, которую, кажется, использовали лыжники и любители полазать по горным вершинам, я вышел на совсем элитарный уровень. Семьдесят четвертый "калаш"! Сколько же я с тобой бед и невзгод пережил. Сначала армия, учения на стрельбищах, потом постоянная практика после Большого Пиздеца. В общем, более привычного ствола для меня не найти, как родной уже стал. А вообще, если бы Интерпол все еще существовал, то меня точно занесли бы в их базу данных — столько оружия мои руки подержали. Автомат отправился с ремнем на плечо, а вот коротыш-обрез ТОЗа-34 некуда всунуть, придется в руках нести. Тут же раскидал патроны дроби в патронташ, располагавшийся на поясе. Жратвы было отсыпано немерено: пайки, крупы, плюс мои запасы. Умеючи, можно растянуть это все на неделю, а то и на полторы. Ну и боезапасом обделен не был. Приятным дополнением стали снегоступы — довольно актуальная вещица для нынешних времен. За долгое время я наконец-то почувствовал солидный вес мешка. Но этот вес не отягощал, а наоборот придавал уверенности в завтрашнем дне, коей в последнее время так не хватало.
Спустя некоторое время я, полностью укомплектованный и готовый к походу, стоял снаружи администрации. Неприятным зрелищем для меня стали алые сполохи в непроглядном из-за метели небе — предвестники скорого Выброса. Тогда объявляют аварийное положение, гражданских прячут куда поглубже, и им остается только молиться о благополучном окончании Рока. Правда, охранникам и патрульным на КПП разрешалось покинуть пост только за считанные минуты перед началом Волны, меры безопасности как-никак. Хрен его знает, что это на самом деле такое, но снаружи во время действия оного лучше не оставаться. Еще никто не выживал после Выброса, а кто выживал, уже переставал походить на человека в буквальном смысле. А после самого Выброса температура либо падала до собачьего холода, либо до весеннего солнечного денька. И тогда начинался лютый потоп, что могло на недельку отсрочить мой запланированный путь. Очень удачно тут подвернулись грузовики с провизией, ехавшие на острог. Воспользовавшись случаем, можно напроситься пассажиром на борт. А если не возьмут? Тогда будь, что будет. Пешком идти я не совсем дурак, в случае отказа придется пересидеть еще в Кировской, а потом двинуть

Я видел, что колонна ехала в сторону северного блокпоста. У меня еще было время их догнать, благо при такой нелетной погоде они не могут двигаться слишком быстро, плюс их ожидает краткая инспекция на самом КПП, а я на своих двоих успею за это время дойти. Чтобы гражданский люд мог не потеряться во время снежной бури, был установлен хитрый механизм — от одного фонарного столба к другому поднималась цепь, с помощью которой можно не сбиться с пути и пройти в нужное тебе место. Обычно эти цепи мирно лежали на земле, их никто не трогал, но что приводило их в активное состояние, я не знал. В общем, полезная штука. Вот и я, воспользовавшись такой системой, стал в темпе вальса двигать к блокпосту. Метелица не жалела, снежные хлопья налетали разбивались об глаза, из-за чего и без того маленький обзор уменьшался донельзя. Дубарь стоял знатный, это заставило меня натянуть шарф до переносицы в надежде, что это хоть как-то предотвратит окоченение моей лицевой части. Но землю замело еще не сильно, хруст снега под ногами терялся где-то в гуле бушевавшей зимы. Я ускорился так сильно, как только мог, и вскоре заметил свет автомобильный фар и прожекторов блокпоста, пробивавшийся сквозь белую мглу. Последний грузовик внезапно тронулся и стал отдаляться. Шанс терять было нельзя, я ринулся к удаляющемуся транспорту, шарф приспустился, и тысяча морозные иголок впилась в оголенную кожу. Я вставил два пальца в рот и засвистел, что есть мочи
— Эй, моряки, место найдется?- заорал я во всю глотку, стараясь перекричать снежный вой


Сообщение отредактировал Крузович - Пятница, 09.11.2018, 23:04
 
toxДата: Понедельник, Вчера, 12:27 | Сообщение # 7
Сообщений: 2284
Репутация: 1310
Награды: 3
Статус: Offline
Крузович,

Выбить себе место в колонне оказалось делом непростым. Конечно, водитель сбросил скорость, а потом и вовсе остановился, с любопытством высунувшись из окна, чтобы глянуть на Черныха и тут же потерять к нему интерес. Военные всполошились - такой вопрос решали явно не молодые матросы, но в помощи они заинтересовались, поэтому за тыловой машиной сразу остановился и головной грузовик с ответственным - старшим мичманом Дорофеевым. Таким образом безобидный, в общем-то, запрос Черныха остановил всю колонну Корпуса Петра I.
Дорофеев, коренастый мужичок с шапкой на затылке, подбежал к машине, осмотрел внимательно всех присутствующих, и, выслушав сбивчивые объяснения своей матросни, недовольно покривил рожей. Но место парню всё-таки выделил.

-А вы эти, как их там, сталкеры? - насмешливо, но в то же время жадно поинтересовался молодой.
Как только Влад появился в машине, все взгляды попадали на него. В кузове было тесно - матросов набралось человек пятнадцать, по углам валялись пломбированные вещмешки с бирками у горловины, а под ногами различные бидоны и ящики, маркированные инвентарными номерами. И вопросы матросов были самыми различными - от быта ходоков до монстров, которые по слухам обитали за Выборгом.
-Ты там был? - рыжий, стриженный парень интонацией выделил слово “там”. - Говорят плавуны на болотах разошлись, жесть просто. Наши туда не ходят, а вот канинградцы говорили про эту шнягу. А ты куда едешь?



- Ты в комнате, видишь на полу люк.
- Я осмотрюсь.
- Э... ты видишь дверь и э... окна.
- Я подойду к двери и дерну за ручку.
- Она э... дверь закрыта.
- Я подойду к окну и посмотрю что там.
- Окна грязные, ты ничего не видишь.
- Ладно, б*ть, я полезу в люк.
© Драгомир.
Анкета Тернового
__
So you can give your heart to Jesus, but your ass belongs to the Corps! ©
 
КрузовичДата: Понедельник, Вчера, 20:11 | Сообщение # 8
Сообщений: 119
Репутация: 102
Награды: 0
Статус: Offline
О, святые яйца, он остановился. Черт знает, каким образом, но мои вопли услышали да еще и отозвались на них. Я сразу же почувствовал облегчение, но далее мне пришлось ради приличия брызгаться извинениями перед главой этого парада. Когда-то в армейке нас заставляли зубрить звания наших морских коллег, кои, в общем-то и не сильно отличались от армейских. К моему удивлению, я их запомнил, поэтому мне не составило труда узнать в товарище Дорофееве старшего мичмана. И снова удача благоволила мне — меня взяли на борт. Вопреки моим ожиданиям, местная дружина была весьма рада новому попутчику. Думалось мне, что будут исподлобья волчьими очами на меня зыркать , ан нет, огоньки любопытства в этих глазах я наблюдаю. Вот только хотелось не привлекать внимания и молчуном доехать, но этим парням я обязан и строить из себя ежа смысла не вижу. Дюжина молодцов ждала от путника рассказов и баек.

Тесновато, но это не помеха. Проездив большую часть жизни в наших маршрутках, перестаешь вообще замечать какие-либо неудобства. Расспросов со стороны юнцов было не избежать, пришлось парировать. Вопрос о сталкерах показался мне даже риторическим, поэтому просто кивнул. Хоть я никогда себя не приписывал к этим самым "сталкерам", но что поделать — в нынешнее время любого, готового рисковать своей жизнью и выходить за пределы условно безопасной границы, можно назвать сталкером. Просто мы выживаем, как можем
— Где "там"? - и тут я призадумался, пытаясь понять, что пытался вложить в это слово парень. И вправду, за последние три года я побывал во множестве местах и видел такое, что могли показывать только в кинотеатрах. Хотя о каком еще месте может интересоваться петербуржец, ни разу не покинувший родного города. — Я много где был. Если речь о Чернобыле, то нет, туда моя нога не ступала. А вот в вашем Выборге я чуть ласты не склеил, если ты про него.- пожалуй, историю о разбитом противогазе, детском плаче во тьме и леденящем кровь вое оставлю на более удобный случай. — Держу путь к Калининской зоне. Сталкерские дела зовут.- и заговорщицки подмигнул рыжему. Резона врать насчет пункта назначения у меня не было, к тому же дела мои воистину можно назвать самыми что ни на есть сталкерскими. По крайней мере, так хотелось верить.
Сидя в самом конце кузове на деревянных ящиках с провизией, мне оставалось либо пялиться в белое "окно", либо чесать языком с моряками, благо, местный контингент располагал своим неподдельным любопытством.
 
Форум » Литературный уголок » Эпизоды » *ВПР*||Здание Администрации (Кировская контрольная зона)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Мини-чат