часы на сайт
Страница 1 из 11
Форум » Досье » Проверенные Анкеты » Кость (Встает в горле)
Кость
КостьДата: Суббота, 18.03.2017, 00:59 | Сообщение # 1
Сообщений: 3
Репутация: 0
Награды: 0
Статус: Offline
1. Имя, фамилия, прозвище (если есть), год и место рождения.

Авраам Игнатович; рожден 7-го июня 1987 на территории Сребреницы, республика Югославия

В Зоне ранее был известен как Мавр; после событий 2012-го года судьба Мавра среди сталкеров неизвестна (по большей части те, кто его помнят, причисляют его к погибшим), а сам Авраам известен в рядах Свидетелей Третьего Взрыва (и среди немногих личностями за пределами группировки) как Кость

2. Навыки и способности.











3. Внешность

На первый взгляд Кость высокий, худощавый и немного сгорбившийся человек в странных одеждах, всюду увешанный костями и прочими мелкими безделушками. Зачастую он передвигается крайне неспешно, то и дело останавливаясь и осматривая территорию перед собой, особенное внимание уделяя тому, что находится под и перед его ногами. В спешке двигается достаточно быстро, но при этом как будто рывками, то и дело пригибаясь к земле и отталкиваясь вперед.

Одеяния его часто не скрывают за собой грудь или руки - можно заметить, что у него достаточно грязная кожа и приметить то, что не смотря на свою худобу, человек этот достаточно крепко сложен и вероятно, силен. На самом теле множество мелких шрамов, среди которых заметно выделяется громадный ожог от жарки на правом боку; хорошо заметны вены на руках и шее. В некоторых местах кожа проколота маленькими косточками (плечи и запястья, также левое ухо). На правом плече татуировка в форме раскрытой ладони - знак всех Свидетелей Третьего Взрыва.

У Авраама нестандартная - для Зоны - прическа: правая половина вечно выбрита под ноль с помощью небольшого костяного лезвия (хоть сталкер и давно практикуется в этом, все равно можно вечно заметить несколько мелких порезов), а вот на левой половине к лицу спадают десяток мелких, сухих темно-каштановых дредов, покрытых пылью, грязью и прочими характерными атрибутами плохого ухода.

Первое же, что бросится в глаза при взгляде на лицо сталкера - его грим. С помощью краски, сделанной из трав собранных на болоте и некоторых других ингредиентов, Авраам регулярно покрывает свое лицо рисунком, что изображает череп. Его нелегко смыть и даже посмотрев на лицо Свидетеля после получаса под ливнем, вы заметите остатки черных пятен - и это совсем не синяки под глазами. Надбровные дуги сталкера нависают над лицом и придают ему постоянно хмурый вид, что отлично подчеркивается отсутствием улыбки, наблюдение которой можно вполне назвать чудом. Взгляд у Кости сдержанный и обычно непрерывно направлен в глаза собеседнику; моргает относительно редко, глаза темно-голубые.

В целом выглядит странно, местами дико и оттого отталкивающе. Впечатление оставляет сумбурно-настороженное.

4. Характер

Если исключить его нынешнее окружение и повадки - можно было бы просто назвать Кость странным, нелюдимым человеком с особыми взглядами на жизнь и конечно, на жизнь в Зоне. Но отрывать это от него - значит, смотреть только на оторванный от человека кусок.

Внешне Авраам эмоции старается не проявлять, оставаясь холодным во всех мирских вещах - стоит полагать, что это последствия занятий йогой. Но у него хорошо бросающийся в глаза людям тяжелый дух - этим сказано все. Он отчужден и по-своему маниакален в преследовании неясных целей; нет, ни в коем случае не эгоист, ищущий выгоду - просто его позывы порой столь дикие, что совершенно не вяжутся ни с целями окружающих его людей, ни даже с их мнением. Сорваться с места и покинуть убежище за час до выброса, чтоб успеть совершить небольшое паломничество к полю аномалий и там принести пойманную по пути крысу в жертву Зоне? Он не скажет вам, что это отличная идея и даже назовет подобное безрассудством - но однажды сам сделает точно также, посчитав это действительно важным делом. Важнее, чем мы, судя по всему, можем понять.

После длительного общения с Болотным Доктором стал отчасти социопатом и по-новому взглянул на диких обитателей Зоны Отчуждения. Он говорит крайне редко, но его может быть приятно слушать - и тем не менее, совершенно не возникнет желания следовать за ним. Слишком угрюм, пожалуй.

Нельзя сказать, что он любит насилие - когда-то он и вовсе следовал пути пацифиста в Зоне - но он может быть жесток, и может неожиданно для собеседника проявить эту жестокость.

Особенность в его портрете - излишне наивное доверие к людям. Авраам привык доверять тем, кто помогает ему, и готов поверить в самые жуткие бредни; так он когда-то искал приметы космических кораблей в истории Древней Руси, также сейчас он стал приверженцем веры в Третий Взрыв.

Ну и, конечно, стоит упомянуть его дикость и веру в то, что Зона - одушевленное существо, некий дух, покрывающий эти земли. Тем не менее, он не восхваляет ее вслух и не произносит фанатичные речи-молитвы - свою веру он предпочитает оставлять наедине с собой, в мыслях.

5. Личные вещи

















6. Биография

Серое небо изрыгало дождь и острые, тяжелые капли били по лицу. По рукам. По ладоням. По пальцам. Забирались под ногти. Путались в ноздрях. Шипели на тлеющей одежде. Человек, кутаясь в обгоревший мех, лежал на мягкой грязной почве и стонал, пока в нескольких метрах северней яркими красками разгоралось адское пламя. Отпечатки-впадины на земле свидетельствовали его триумфальные взлет и падение - то как он, брошенный через поток рвущегося вверх огня неведомой силой, неудачно, скомканным телом в грязь, приземлился здесь, перевернувшись с десяток раз. Рядом был слышен вой. Человек сжал зубы и себя, пытаясь укрыться от боли и от мира - он не мог и не хотел вспоминать, куда он шел и откуда; боль наполняла его разум, как сосуд. Горячий след легкомыслия ураганом заполонял тело, кроша кости и связки.

Вой становился ближе. Боль на миг ушла дальше. Стало легче вспомнить - всегда легко вспомнить начало пути в самом его конце. Пахло гарью. Недалеко пророкотала стрельба. Где-то слышался женский крик? Сложно было разобрать, существовал ли он на самом деле, или явился маревом на закате провалившегося в бессознательное сталкера.


Детство у Авраама ассоциировалось со страхом; он почти не помнил его, но хорошо помнил грохот взрывов. Мало визуальной памяти, но так много запахов - все не перечислить. Кофе, который, вероятно, любил его отец, с корицей и кардамоном. Запах ходит по всей квартире - сладкий, пока еще неизвестный; Авраам вспомнил его, когда варил кофе сам, уже будучи подростком, и тогда же определил. Запах старых книг; еще был запах горящей сырой бумаги и сырости в целом, от пропитанного водой потолка. Запах гари и пороха доносился с улицы - его нес ветер сквозь разбитое стекло, наспех заколоченное деревом из-под книжной полки. Запах страха особенный - это и запах пота, и запах дерьма, и почему-то запах земли. Разбившийся вазон. Запах грязи на сапогах, принесенный с улицы. Много сапог. Рядом с сапогами запах сигарет и едкий, обжигающий ноздри запах спирта. Снова запах пороха, а еще запах крови. Пьянящий - не от услады, но от головокружения. Запах пота. Многочисленный смех. Крик? Женский крик.

Авраам мало помнил о своем детстве, но его дед рассказывал - позже, конечно - что оно прошло в окружении войны, что развернулась после гибели Югославии. Мальчик помнил, как дед забирал его из дома и вез к родственникам в Омск, но не мог вспомнить, что случилось с отцом и матерью - и все же, почему-то не спрашивал. В школу он пошел в девять лет - до того дед старался выучить внука русскому языку, счету и пытался привести в себя - и окончил в восемнадцать, не доучившись два класса. В свободное время Авраам занимался бальными танцами. Через год его дед умер; запомнился запахами дешевого одеколона, корвалола, звуками радиоприемника и молитвами Богу. Юноша после уехал в Красноярск.

В Красноярске Игнатов Авраам Игнатович поступил в первый медицинский колледж по специальности лечебного дела; кроме того, он продолжил заниматься бальными танцами, где познакомился с Молотовым Петром Святославовичем; мужем преподавательницы школы бальных танцев, увлекающегося традициями старославянской веры, теориями космического происхождения славян и прочей далекой от реальности чертовщиной. Тем не менее, Петр оказывал Аврааму должную поддержку во многих вещах - и парень, сам того не замечая, все больше начинал верить в те вещи, что ему преподносили. Вскоре он вступил в "Славу Варяга" - организацию патриотично-староверного направления, где молодых людей еще больше посвящали в таинства древнерусской жизни, учили единению с природой и, кроме того, обучали дисциплине и армейской подготовке. Возможно, для создания некого великого воинства славян, а может, без особого смысла - так и не узнав этого, в конце 2007-го года Авраам покинул организацию, балет и учебу, занявшись вместо этого йогой и работой продавцом в ближайшем от съемной квартиры продуктовом магазине. Спустя какое-то время он заинтересовался буддизмом и бытием тибетских монахов - и без раздумий, как последний идиот, отправился в пешее путешествие до Тибета, потратив последние деньги на визу в Китай.

Некоторую часть пути юноша проделал пеши, другую в кабинах грузовиков; повидал немало поселков, познакомился и помог по мере возможности многим людям и, наконец, оказался в деревне около монастыря Лабранг. Нет, разумеется, Авраам не стал монахом - лишь смог вдоволь пообщаться с ними и пожить какое-то время вдали от городских забот, наслаждаясь внутренней свободой и постигая что-то большее, маленькими шагами осознавая себя и мир вокруг. Суммарно это заняло у него три с половиной года - позже он вернулся к родственникам в Омск.

Но там ему не суждено было задержаться; городская жизнь, полная суеты и неблагополучия, смущала его - и когда спустя несколько месяцев Авраам прослышал о Зоне Отчуждения, то быстро, без особого смысла и разума, решил отправиться туда и попытать жизни в новом месте; при том не столь из жажды наживы, но по странной мысли о том, что дикая, выжженная радиацией территория является более первозданной и в неком понимании перерожденной, нежели любое другое место мира. Кажется, отчасти также хотел переродиться и сам Авраам.

Конец 2011-го. В Чернобыле-6, небольшом городе поблизости периметра Зоны, Авраам нанял себе проводника, что помог пробраться на Кордон. Там он какое-то время знакомился со сталкерским бытом, также помогая местным старожилам и торговцам в выполнении простых поручений. Стоит заметить, что тогда - и далее, на протяжении всего своего сталкерского опыта - Авраам, или же Мавр, дальше озера "Янтарь" в Зону не ходил, хоть и часто рвался увидеть Рыжий Лес и обитавшего там старика.

Ему довелось познакомиться с Болотным Доктором, что дал Мавру больше знаний в лекарском деле и обучил знаниям о травах в Зоне; позже их дополнил сталкер-шаман Индеец, с которым болотный эскулап и познакомил Авраама. С Индейцем вместе они обходили все закутки южной части Зоны Отчуждения; он привил Мавру шаманский быт, рассказал многое о мутантах и артефактах, научил стрелять и создавать настойки из растений, найденных в Чернобыле. Позже Индеец ушел на север, где по доступной в сети информации, скончался, пытаясь пересечь Выжигатель Мозгов. Вместе с Индейцем Мавр начинал строить убежище-землянку на севере Болот, где почва относительно крепка - заканчивать ее пришлось уже самому.

В этой землянке, окруженный топями и степью, Мавр собрал свой собственный мир, и там же чудом - или милостью Зоны - переждал Большой Выброс и следовавшие за ним события. Благодаря травам ему удавалось насыщаться и долго не покидать свой новый дом; но когда он наконец решился отправиться к Доктору в гости за некоторыми медикаментами в обмен на собранные растения, то к своей неудаче ступил на небезопасную тропу - и сломал несколько ребер, получив ожоги на большей части правой половины тела.

А после… Что после?

Веки с трудом поддавались усилию, а яркий луч света, разрезавший канцелярским ножом темноту надвое, попадая внутрь сквозь дыру в занавеси, ударял в глаза и явно не способствовал их открытию. Авраам издал сдавленный стон, что эхом разошелся болью во всем теле.
- Кость! Кость, кость, кость… - громко завопил кто-то рядом; Мавр не успел понять кто, а голос тут же удалился.
Собравшись с силами и взглянув на окружающую действительность, сталкер обнаружил себя на шаткой койке в неизвестном ему доме. За скрытым окном, стоило полагать, был день. По прошествию пары минут боль немного утихла, и он попробовал встать - но это было роковой ошибкой: новая волна боли захлестнула сознание.
Мавр не услышал шагов. Его искореженному алой пеленой взгляду предстала фигура в странных одеждах - пожалуй, не менее странных, чем те, что носил он сам. На лице красовалась кожаная маска с линзами, подобными тем, что встраивались в противогаз; тело скрывал балахон, усеянный швами, пуговицами, мелкими безделушками, на которых было сложно сконцентрировать зрение. На груди покачивался металлический предмет, подобный динамику или фильтру, от которого выступали несколько трубок, скрываясь за маской, и множество мелких проводков, исчезающих в плаще. Респираторная система?
- Ты проснулся, дитя.
Нет - устройство передачи звука, динамик, из которого шел глухой голос человека.
- Где я?
- Ты дома, дитя. Ведь нет места безопасней во всей Зоне, смотря в свет грядущих событий.


Отряд Свидетелей-охотников обнаружил Мавра на просторах болота; они отнесли его в лагерь, где ему была уготована судьба стать жертвой. Однако, великий жрец наступающего апокалипсиса, Майло, решил повидать невольного пленника и то ли ощутил в нем присутствие Зоны, то ли посчитал в перспективе полезным; возможно, он просто был наслышан о шамане в меховой накидке. Так или иначе, Авраам был спасен, и лишь Зоне известно, почему лидер секты Свидетелей Третьего Взрыва решил так.

Позже сталкер ознакомился и с верой Свидетелей, и с их бытом; отчасти их жизнь пришлась ему по душе, отчасти слова спасителя впали ему в душу и повлияли на него. Отбросив прошлое и целиком посвящая себя жизни в рядах группировки, Авраам назвался Костью, как его часто называли наиболее одичавшие представители Свидетелей, и перебрался в их лагерь. Часто выполняя работу Майло и участвуя в оккультных ритуалах секты, он стал более диким и жестоким, чем был ранее - позабылись и годы, проведенные в поисках духовного я, и наставления Болотного Доктора.

Прошло несколько лет - Авраам, Кость - стал приближенным и верным слугой лидера группировки и ее почетным членом. Его быт - сбор трав, варка настоек и выполнение поручений свихнувшегося проповедника.

Таким его встречает Зона сегодня. Время покажет, каким он с ней попрощается и сколько гвоздей она вобьет в его крышку гроба.

7. Примечание:

Вместо пересечения периметра - которое можно пропускать для персонажей, что в Зоне уже издавна, как я понял - хотелось бы написать небольшое примечание о своей игре и персонаже. Если это, конечно, не повредит шаблону.

Целей по захвату Зоны не преследую - если кто-то решит так, глядя на обильное количество навыков (хоть я и не считаю их чересчур сильными). Хотелось бы получать удовольствие от атмосферного отыгрыша и развивать - не обязательно исключительно в сторону фанатичной службе секты - персонажа. Исследовать флору Зоны, открывать новые эффекты для настоек, мазей и прочей утвари, что варит персонаж - этим он интересуется больше, чем артефактами.

Писать буду, скорее всего, относительно нечасто. Но хорошо (тоже относительно).

8. Я подтверждаю, что прочел правила и согласен с ними.
 
toxДата: Суббота, 18.03.2017, 11:16 | Сообщение # 2
Сообщений: 2037
Репутация: 1162
Награды: 2
Статус: Offline
Кость, приветствую!
Ну что же, Авраам Игнатович, анкету принимаю, персонаж допускается к игре.

Старт на болотах, на тихой заводи. Местная валюта также в наличии - даю 8 000.

Кость просыпается в своей келье уже рано утром. Кстати, слово "келья" используется на хуторе практически всеми местными, однако придумали его не они. Это Майло вычитал его где-то в древних книгах и использовал в своих речах. Всевышний вообще самый начитанный из всего хутора.
Келья проста, без изысков - жёсткая одноместная кровать, сделанный одним умельцем стол, стул. Конечно, проведена к одному из любимчиков Майло и одна роскошь в виде раковины и холодной, но чистой воды из какого-то источника. Сегодня - день Похода. Нужно зайти к Всевышнему и узнать, какие указания получит Кость.




- Ты в комнате, видишь на полу люк.
- Я осмотрюсь.
- Э... ты видишь дверь и э... окна.
- Я подойду к двери и дерну за ручку.
- Она э... дверь закрыта.
- Я подойду к окну и посмотрю что там.
- Окна грязные, ты ничего не видишь.
- Ладно, б*ть, я полезу в люк.
© Драгомир.
Анкета Тернового
__
So you can give your heart to Jesus, but your ass belongs to the Corps! ©
 
Форум » Досье » Проверенные Анкеты » Кость (Встает в горле)
Страница 1 из 11
Поиск:
Мини-чат